Статьи

Помнить героев: Иван Ефимович Сивербрик.

ПОМНИТЬ ГЕРОЕВ. Иван Ефимович Сивербрик.    Я с детства хорошо помню одну романтическую но справедливую аксиому: страна должна помнить своих героев. Однако, мне так же известно, что желаемое не всегда соответствует действительности. Оба эти утверждения, в равной мере применимы... подробнее »

БАРТИТСУ. БОЕВОЕ ИСКУССТВО ДЖЕНТЛЬМЕНОВ

БАРТИТСУ. БОЕВОЕ ИСКУССТВО ДЖЕНТЛЬМЕНОВ

БАРТИТСУ. БОЕВОЕ ИСКУССТВО ДЖЕНТЛЬМЕНОВ

Великий авантюрист граф Калиостро в известном фильме «Формула любви» как-то раз, как бы невзначай заявил о себе: «Родился я в Месопотамии 2125 лет тому назад… В тот год и в тот час произошло извержение вулкана Везувий. Вероятно, вследствие этого знаменательного совпадения часть энергии вулкана передалась мне».

А в 1860 году случилось полное солнечное затмение невероятной силы. Достаточно сказать, что для его наблюдения РАН организовала экспедицию в Испанию (откуда оно особенно хорошо наблюдалось), а астрономы всего мира впервые зарегистрировали солнечные выступы – протуберанцы – и наиболее удачливые даже сфотографировали их. Максимальная ширина полосы полной фазы затмения составила при этом 198 километров…

И именно в этом году, в Индии, в почтенном семействе английских подданных Райтов родился мальчик, названный при крещении Эдвард Уильям. Неизвестно, передалась ли новорожденному часть энергии затмения, но ему суждено было стать авантюристом не меньшим, чем Калиостро. Но только в совершенно особой области: в области боевых искусств…

…В 1898 году, в новомодном английском издании Pearson`s Magazine вышла большая оригинальная статья, провозглашающая создание нового, невиданного ранее боевого искусства для джентльменов со странным названием бартитсу (bartitsu). Автор статьи, некто Эдвард Уильям Бартон-Райт (Edward William Barton-Wright), тоном, не допускающим сомнений, заявлял, что данный стиль боя является самым полным видом самозащиты, из всех, что существовали ранее. В самом деле, при ближайшем рассмотрении оказывалось, что бартитсу является не изобретением, а лишь удачным собранием наиболее эффективных форм противостояния человека человеку. Четыре кита, на которых базировалась новая школа, это английский бокс, французский сават, японское джиу-джитсу и швейцарское фехтование тростью.

Дополнительными элементами в бартитсу вошли швейцарская поясная борьба «швинген» (schwingen) и оригинальная система физической культуры. Кроме того, Бартон-Райт, почувствовав себя к тому времени еще и целителем, добавил в свою универсальную систему различные терапевтические процедуры, связанные с применением тепла, вибраций, света и излучения. Таким образом, никому неизвестный на тот момент джентльмен оказался первым лидером, объединившим боевые искусства Востока и Запада. Именно это первенство автор и закрепил в необычном названии вида: слово «бартитсу» он, недолго думая, составил из первой части своей фамилии и второй части слова «джиу-джитсу».

Пожалуй, для подобных амбиций Бартон Райт имел некоторые основания.

Семья железнодорожника Райта в течение многих лет свободно перемещалась по миру, следуя за направлениями Британских интересов. Таким образом, с самого рождения Эдвард Уильям жил в самых экзотических странах: Индии, Португалии, Малайзии, Сингапуре, Японии. Местное население не всегда дружелюбно относилось к семьям колонизаторов. Стычки с представителями оригинальных боевых культур и стали первыми университетами Бартона Райта. В дальнейшем, он любил рассказывать, как ему приходилось отбиваться от аборигенов-злоумышленников, многие из которых были вооружены. Подобный вынужденный опыт и лег в основу будущего бартитсу.

Другим важным составляющим звеном бартитсу стала отчетливая социальная ориентация. К концу XIX века окончательно сложился средний класс, чьё благосостояние заметно превышало некий условный прожиточный минимум. Именно эти джентльмены стали основной добычей армии уличных грабителей. А между тем, к этому времени, английский закон уже существенно ограничивал возможности ношения и употребления оружия. Таким образом, законопослушный джентльмен (человек с кошельком и без оружия) оказался практически беззащитным перед бандитами.

Да, джентльмен мог посвятить все свободное время боксу и, таким образом, подготовить себя к уличной стычке. Но далеко не каждый был готов менять привычный образ жизни ради достижения весьма условного спортивного результата. Зато бартитсу открывало неожиданные возможности для проявления боевой эффективности практически мгновенно! Ведь все обучающие программы этой системы были построены не от техники, а от тактики. То есть, вместо долгих лет отработки малопонятных движений, клиент на первых же занятиях получал конкретные ситуационные этюды, которые запросто перекладывались на самые разнообразные уличные ситуации: противник с ножом, противник с кастетом, противник с дубинкой, противник с шестом, несколько противников…

Собственно, сугубо прикладная самооборона и стала основным коньком Бартона Райта. В отличие от пожизненного служения профессиональных бойцов, фехтовальщиков аристократов, тренеров и спортсменов он предлагал защиту, не меняющую привычный образ жизни.

С 1898 по 1900 года, на страницах того же Pearson`s Magazine, Бартон-Райт настойчиво напоминал о достоинствах новой универсальной школы, призывая всех истинных джентльменов не откладывая приступать к занятиям. Одновременно с этим в Лондоне начались показательные выступления мастеров бартитсу, в которых принимали участие национальные носители мастерства самого высокого класса, а в 1899 году выходит в свет его программная книга «Как стать сильным человеком» (How to Pose as a Strong Man).

Венцом деятельности Эдварда Уильяма Бартон-Райта можно считать 1900 год. Именно в этом году, в лондонском квартале Сохо, отец-основатель открыл Бартитсу Академию Оружия и Физической Культуры (Bartitsu Academy of Arms and Physical Culture), неофициально называемую клубом бартитсу. Заведение отвечало самым высоким требованиям. В январе 1901 года, журналистка Мери Ньюджент (Mary Nugent) написала об Академии: «Огромный подземный зал, сверкающие белым кафелем стены, электрический свет и чемпионы, бродящие как тигры».

К этому времени, арсенал бартитсу пополнился всеми мыслимыми средствами законопослушной самообороны. К трости добавился зонтик, котелок и даже… велосипед.  А знаменитый учитель фехтования капитан Альфред Хаттон открыл, на базе Академии класс старинного фехтования (fencing antiquarians).

Однако идиллия длилась недолго. Академия бартитсу не выдержала конкурентной борьбы с более традиционными и (что немаловажно) более дешевыми клубами. Дополнительные трудности возникли из за нескольких неудачных показательных выступлений, где ставленники Бартона-Райта «подмочили» репутацию Alma Mater. В довершение всех бед, наиболее авторитетные инструктора академии, такие как японские мастера Юкио Тани (Yukio Tani) и Садеказу Уениси (Sadakazu Uyenishi) и швейцарский авторитет Пьер Виньи (Pierre Vigny), внезапно открыли собственные школы, первыми учениками которых стали, как и полагается в подобных неджентльменских случаях, клиенты, пришедшие по рекламной компании Бартона Райта.

Этого удара основатель школы не выдержал. Уже в 1903 году Академия Оружия и Физической Культуры закрылась навсегда…

Как это ни парадоксально, в этом же году бартитсу суждено было сделать шаг в бессмертие.

В 1893 году, великий Артур Конан Дойль (Arthur Conan Doyle), игнорируя общественное мнение и мольбы матери, жестоко расправился с собственным литературным героем Шерлоком Холмсом. С этого момента он сделал ставку на свои длинные и скучные исторические романы, которые, однако, не приносили желаемого дохода. Писатель никак не мог понять, почему публика отвергает его серьезные произведения и требует воскрешения Холмса! Наконец, в 1903 году, Конан Дойль сдается и пишет один из самых нелепых своих рассказов «Пустой дом», в котором более-менее искусно оживляет Шерлока Холмса. Но для придания наибольшей правдоподобности истории, писателю понадобилось ввести в нее что-нибудь необычное, из ряда вон выходящее. То, что могло бы оправдать через чур резкий поворот сюжета. И вот, Конан Дойль вспомнил, что три года назад он посетил великолепное шоу новой школы боевых искусств. Ведь именно эта школа обещала своим адептам абсолютную неуязвимость даже в самых смертельных схватках! Вот только странное название… Сэр Артур порылся в ворохе старых газет, и извлек пожелтевшее объявление о предстоящем показательном выступлении клуба баритсу (baritsu). Именно так! Дотошные современные исследователи даже смогли отыскать ту самую газету, в которой невнимательный редактор допустил забавную опечатку, исказив авторское название Бартона-Райта бартитсу.

Сам Эдвард Уильям Бартон-Райт в это время сдавал ключи новым арендаторам помещения на престижной Шафтсбери авеню, где еще совсем недавно блистала новая школа борьбы для истинных джентльменов.

Впрочем, он не собирался сдаваться. Его дальнейшая жизнь нисколько не напоминает отшельничество патриарха. Из области единоборств Бартон-Райт переключился на медицину, пытаясь лечить людей электричеством, а так же недавно открытой радиацией. Ходили слухи, что он пытался продолжить преподавание бартитсу до 20-х годов, но, конечно, без прежнего размаха.

Уже в 1950 году, девяностолетний Бартон-Райт дал интервью новому изданию «Budokwai» посвященному единоборствам, признавшись, что самооборона оставалась страстью всей его жизни.

Пожалуй, к этому моменту он оставался последним носителем мастерства бартитсу.

Однако, ровно через полвека группа энтузиастов заинтересовалась этим почти неизвестным, но легендарным (благодаря Конан Дойлю) стилем боя.

В 2001 году, английский библиофил Ричард Боуэн (Richard Bowen) извлек старые статьи Бартона-Райта и опубликовал их в интернете. Эффект этих публикаций превзошел все ожидания! В мире тут же появились любители и исследователи бартитсу, многие из которых имели довольно серьезную подготовку в области других единоборств.

В 2002 возникла Международная Ассоциация Энтузиастов Бартитсу (International Association of Bartitsu Enthusiasts). Вскоре эти самые энтузиасты выделили сразу два направления в изучении своего единоборства: каноническое и необартитсу. Первое направление отвечало за историческую правду вида. Второе – скорее наоборот. Под необартитсу сейчас подразумеваются самые разнообразные ответвления системы Бартона-Райта, схожие со своим первоисточником лишь по стилистическим признакам. При этом необартитсу требует от своего адепта очень серьезной физической подготовки, что, как мы знаем, совершенно не требовалось от посетителя клуба бартитсу начала двадцатого века.

Из первых энтузиастов Ассоциации, наибольшее значение в мире приобрел Тони Вульф (Tony Wolf) – американец новозеландского происхождения. Этот небольшой, быстрый мастер обладает великолепной техникой и неустанно проводит семинары по каноническому бартитсу, самый дорогой из которых, как и положено, проходит у подножия Рейхенбахского водопада. Учитывая, что в 2005 и в 2008 годах Тони выпустил два толстых тома по истории и современному состоянию бартитсу, можно без преувеличения признать его мировым лидером этого искусства. При этом направление необартитсу активно пропагандирует итальянский активист Ран Артур Браун (Ran Artur Braun). С его деятельностью связано, кстати, и проникновение бартитсу в Россию.

1 ноября 2009 года, на базе Школы Фехтовальных Искусств Сергея Мишенёва, Ран Браун провел первый шестичасовой семинар по бартитсу. Выпускники семинара получили авторитетные дипломы, а Ран отправился в Италию, чтобы зарегистрировать там Русский Клуб Бартитсу, действующий теперь в рамках международного.

Что же ждет Россию дальше?

А дальше – целая цепочка событий, связанных с интеграцией России в мировую «бартитсоманию». Здесь будет и семинар двух столиц, подразумевающий приезд Рана Брауна в Петербург и Москву, и выезд группы русских энтузиастов в Италию, для участия в сложном недельном семинаре (с паломничеством к Рейхинбахскому водопаду) и, наконец, всемирный симпозиум по бартитсу, который состоится в конце лета 2010 года в Лондоне, на котором автор этой статьи будет представлять Россию и давать ответный мастер-класс по… русскому штыковому бою!

В чем секрет такой внезапной популярности неактуального, казалось бы, боевого искусства викторианских джентльменов?

Рассматривая старинные фотографии, на которых усатые мужчины, даже не снимая цилиндра, заваливают бандитов, я не перестаю удивляться одному: глубокому чувству собственного достоинства, которым преисполнены адепты бартитсу. Такое впечатление, будто бы система специально была создана для того, чтобы граждане могли эффективно защищать себя, не теряя лицо. Эстетика, вся внешняя атрибутика вида такова, что глядя на мастера бартитсу, понимаешь: это не спортсмен, не боец, не спецназовец. Это – джентльмен.

И возможно, именно это джентльменство, эта тяга к той далекой, утонченной культуре, привлекает в ряды бартитсу все новых и новых членов.